20:36 

Наследие Намикадзе

Noriko-tian
Жизнь - игра. Но фишка в том, что в ней нельзя сохраниться.
Название: Наследие Намикадзе
Автор: Noriko-tian
Бета: *Наденька*
Фэндом: Naruto
Жанр: слэш, AU, романс (на все это можно и так посмотреть).
Пейринг: Саске/Наруто (основной)
Предупреждение: ООС, ненормированная лексика, слэш, упоминание о насилии, mpreg
Состояние: закончен, в процессе редактирования
Размер: макси (29 глав+Эпилог)
Размещение: Разрешено только тем, кому я разрешала ранее
От автора: Саске не предавал деревню, а ушел на миссию, длившуюся три года.

Глава 24. Момоко

Дела в Конохе шли неплохо. Разрушенными оказались только восточные ворота и близстоящие дома, но это компенсировали утроенной бдительностью: патрули были начеку и атаковали, стоило им заслышать подозрительный шорох. Была выставлена дополнительная охрана в наименее защищенных участках деревни, гражданские эвакуированы, а остальные готовы ринуться в бой по первой команде. Еще Наруто успел заметить шпионов Акацки и людей Данзо, отличающихся характерным камуфляжем.
Если судить о ситуации в целом, можно было сказать, что война должна начаться со дня на день. Противники напряжены, соколы теперь реже бороздят небо, в Коноху прибывает дополнительный резерв из шиноби соседних деревень. Не исключено, что другие страны тоже присоединились: их война затронула не меньше, и им оставалось лишь выбрать, на чьей стороне сражаться.
Сам Наруто еще колебался. Чтобы жить спокойно, нужно уничтожить всех противников, знающих о его демоническом происхождении. Таких людей немного, но они представляют реальную угрозу. Может, он и справится, но, чтобы быть уверенным на все сто процентов, необходимо заручиться поддержкой сильного союзника. Как жизнеспособный вариант рассматриваться могла только Пятая. Но Наруто понимал, что подобраться к ней будет нелегко. Поэтому он решил дождаться того момента, когда начнется бой. В пылу схватки вряд ли кто-нибудь обратит внимание на безликого мужчину в маске АНБУ или обычного жителя деревни, вдруг решившего умереть за свою деревню. Узнать мог только Нейджи, но Узумаки постарается не попадаться на его пути и вести себя неподозрительно.
Просчитав в голове все ходы и продумав возможные варианты развития событий, шиноби облачился в форму убитого им недавно АНБУ. Вообще, «дома» Наруто старался меньше надевать военное, боясь испугать малышей «не домашним» видом. Они ведь привыкли его видеть в свободных рубашках и кофтах и, когда он появился в зале с камином в маске и с кровью на белоснежном жилете, очень испугались.
Сегодня Наруто решился на одно очень непростое дело.
Определив, наконец, стратегию, сторону и прикинув приблизительный план действий (точный он составит уже на месте, во время боя), Узумаки сообразил, что, пока будет занят наведением порядка в стране, не сможет приходить к детям и присматривать за ними. Оставлять их тоже не хотелось, Наруто готов был что угодно отдать за возможность не расставаться с ними ни на секунду.
«Мои золотые… они – это все, что осталось от Саске», - смотря на сына и дочь с грустной улыбкой, думал Наруто.
На роль няни, конечно, была выбрана Момоко. Она была единственным человеком, в котором Наруто был уверен, как в самом себе. И даже угрызения совести и голосок, нашептывающий: «Столько времени прошло, у нее уже, наверное, муж, дети есть. Наверняка, она сменила место жительства и теперь где-нибудь на юге в маленьком домике готовит по четвергам пироги, в субботу ходит со своим малышом в гости к подруге, чтобы не скучать по мужу, ушедшему на рыбалку, а по воскресеньям готовит рыбу, пойманную супругом», не смогли заставить Узумаки рассмотреть другие кандидатуры.
Просчитав, сколько времени он затратит на путешествие до страны Льдов, а потом еще и до Тахугори, Наруто раздобыл необходимое количество маленьких сухих дощечек и на них выжег несколько символов, которые ему во время обучения продемонстрировала Пятая. Они будут «якорями» для техники перемещения.
Одну дощечку Наруто повесил в комнате с камином, где укладывал детей спать. Всю ночь он шел по лесу, огибая дозорные посты и крадущихся шпионов, а на рассвете вложил вторую дощечку в дупло ближайшего дерева. Затем, сложив печати, переместился обратно в убежище и весь оставшийся день провел с детьми.
Те вели себя на удивление активно: Яхуши беспрерывно говорил, рассказывал и пытался показать все это в лицах, а Саки что-то негромко мурлыкала себе под нос. Иногда она начинала задирать братишку, отбирая у мальчика интересные ему вещи и пытаясь спровоцировать на драку. В очередной раз, когда Яху рисовал странных однорогих лошадей, увиденных им когда-то в книжке со сказками, малышка подошла, выхватила листок и порвала. Мальчик, конечно, разозлился и начал кричать, пытаясь уколоть сестру обидными, по-детски переделанными, словами. Та показала язык, а потом вдруг резко упала на пол и разревелась. Если бы Наруто собственными ушами не слышал (глаза у него были закрыты), с чего все начиналось, то поверил бы в ее «Папося, это Яси! Он сам!».
Потом дети мирно отправились играть вместе, всего пару раз попытавшись начать драку, а Узумаки сел на диван и задумался. Если посмотреть, то у Саки и у Яхуши из друзей есть только они сами. Они друг другу и брат с сестрой, и сосед с соседкой, и друг с подругой. Еще совсем недавно дети не дрались, наоборот, Саки обожала брата, во всем пыталась подражать, а Яхуши заботился о ней, помогал. Что же произошло, что он пропустил?
Голосок подсказывал: «Не смотри на то, что снаружи, загляни вовнутрь». Но Наруто, как ни старался, не мог понять. И времени на это оставалось слишком мало.
Ночью, убедившись, что сын с дочерью до утра уже не проснутся, Узумаки переместился к дуплу с дощечкой и продолжил путь, начатый прошлой ночью. Как и тогда, ему удалось преодолеть намеченное расстояние без особых трудностей. На рассвете он снова оставил деревяшку (спрятал в корнях дерева и присыпал горстью опавшей листвы), и, сложив печати перемещения – на этот раз дважды, - вновь вернулся к малышам. И так каждую ночь, перехватывая сон днем, хотя бы три минуты. Наруто мог долго поддерживать такой темп: когда его начали готовить как главное оружие Конохи, мастерам поставили задачу сделать из него не просто сильного воина, а именно машину. Он должен был быть лучше любого другого шиноби в пять раз, а АНБУ - как минимум вдвое. «Только это не помогло тебе против Саске: тот все равно получил то, чего добивался», - грызла Наруто мысль, с которой он не мог не согласиться.
От недостатка сна и частого использования техники перемещения запасы чакры не успевали восстанавливаться и таяли на глазах. Когда Наруто уже почти дошел до цели, явственно ощутил, что если не даст отдыха организму - хотя бы просто двухчасовой сон, - то война для него может закончиться раньше, чем он доберется до Пятой. Да и к Момоко хотелось прийти хоть немного похожим на человека, а не на бледную моль.
Всю следующую ночь Наруто крепко проспал, день провел с детьми, а вечером, когда Саки и Яхуши уснули, сразу отправился в путь. При одном из перемещений он встретил патруль. Те не ожидали его появления и растерялись, а Наруто, всегда бывший наготове, уже сложил печати и снова переместился.
Идя по улицам Тахугори, Наруто вспоминал самые тяжелые дни в своей жизни, когда он ходил с большим животом, скрывался от шиноби Конохи, работал на ферме и переодевался женщиной. С каким ужасом он слушал женские сплетни и старушечьи россказни! Вспоминал, как шел по той же улице, что и сейчас, на допрос. Хотя какой допрос? Вот у Морино - допрос, а это так, общественное анкетирование.
Добравшись до знакомого многоэтажного дома, Наруто некоторое время со странной смесью эмоций впитывал его взглядом, а потом, коротко выдохнув, вошел внутрь. Кое-что, конечно, переменилось: стены пошли трещинами, местами краска поблекла и облупилась, кое-где в побелке не хватало массивных кусков. На окнах стояли полузасохшие цветы в горшочках, у окна висел небольшой лист бумаги.
Наруто поднялся на нужный этаж и остановился перед дверью. Ему было интересно, живет ли там еще Момоко, или она уже переехала. Так многие, наверное, сделали - война обещала разыграться не на шутку. Узумаки прикрыл глаза, представив обстановку внутри. Будучи «подружками», они нередко бывали друг у друга в гостях, любили пить чай, пока разговаривают. Момоко была особой любопытной, часто спрашивала о жизни шиноби и о его состоянии во время беременности. Она столько раз помогала ему советом и поддерживала!..
Переместившись в прихожую, Узумаки осмотрелся. Ничего не изменилось, только трехногий табурет поставили. Наруто набрал в грудь побольше воздуха и сразу направился в спальню. Время еще не то чтобы позднее, но раз нигде не горит свет, то, возможно, Момоко спит. Но спальня была пуста. Наруто пошел в кухню, поставил греться чайник на плиту. Чувствовал он себя при этом очень неловко и неуютно. Тишина давила на виски, и сердце пропускало удары.
Наруто не знал, сколько прошло времени, пока он сидел в темноте. Уже вскипел чайник, и он выключил его. По квартире иногда разносились странные звуки. Скрипение пола, шуршание или легкие стуки с серванта. Раньше, когда Узумаки был беременным, эти звуки не замечались. Он был поглощен своим собственным мироощущением, и инстинкты шиноби в некоторые минуты притуплялись. Наруто сидел в темноте и сравнивал тогдашнего себя и теперешнего и понимал, как сильно изменился. Стал чересчур добрым, жалостливым. А жизнь с Учихой превратила его в мамочку, прилежную женушку, которая разве что не давала себя трахать. Сейчас Наруто чувствовал к себе презрение и брезгливость.
Из оцепенения его вывел поворот ключа в замке. Скрежетание разнеслось по всей квартире, а следом за ним он услышал голоса. Две женщины, одной из которых – Наруто сглотнул – была Момоко. Обычно мягкие звонкие нотки в голосе смешались с хрипотцой. Наверное, горло засудила, потому что стареть ей еще рано.
В прихожей загорелся свет. Голоса сменились шипением. Наруто всегда подсознательно знал, что Момоко очень хорошо чувствует свою квартиру. И она сразу поняла, что что-то не так. Осторожные шаги послышались сперва у двери спальни, затем – у кухни. Наруто оставил эту дверь приоткрытой специально, но, кажется, слегка перестарался. Когда женщина заглянула в кухню, у нее в руках была кочерга. Эта вещица всегда лежала в углу между обувной тумбой и шкафом для верхней одежды. Чуть полноватая рука потянулась к выключателю, и в кухне загорелся свет.
- Кто вы? – спросила Момоко, покрепче перехватывая кочергу.
Наруто представил, что она сейчас видит. Мужчина в странной одежде, похожей на ту, что была на допрашивающих, а на столе перед ним маска и кунай. Может, он и показался Момоко знакомым, но где она его видела, женщина явно не помнит.
Сразу за Момоко выглянула еще одна девушка. Тоненькая, с рыжими курчавыми волосами.
- Я спросила, кто вы?! – повторила женщина.
Наруто улыбнулся и помахал рукой.
- Не узнала? Ну да, я немного изменился. Нет длинных волос и огромного живота, макияжа и платьев.
Секунды две-три Момоко удивленно моргала, а потом выронила кочергу и бросилась к Узумаки. Схватила его за воротник жилета и притянула к себе, обняв голову и плечи.
- Наруто! Глазам своим не верю! Да и рукам тоже…
- Я тоже рад тебя видеть.
- Я получила твое письмо, – сказала Момоко, выпустив его из объятий. Она повернулась к рыжеволосой девушке и, улыбнувшись, представила: - Наруто, это моя соседка по квартире, Этсу Хана. Этсу – Узумаки Наруто. Я тебе о нем не рассказывала, но мы были очень хорошими друзьями.
- Тогда я, наверное, пойду, - тихо прошелестела девушка и, покраснев, вышла.
- Она такая стеснительная, - женщина улыбнулась. – О, я смотрю, ты уже вскипятил воду. Но она успела остыть.
Момоко достала спички и зажгла конфорку.
- Тот тип, что принес письмо. Он был в маске, - она указала пальцем на предмет, лежащий на столе, – похожей на эту. Вы друзья?
Наруто не ответил. Он не мог назвать Саске другом, но и врагом не считал. Именовать его супругом было бы странно, тем более что теперь, когда Учиха мертв, это не имеет значения.
- Он отец Яхуши и Саки.
Момоко села на стул и скрестила руки. Она внимательно изучала кунай и не поднимала на Наруто глаз.
- Он красивый? В смысле, вы завели второго ребенка.
- Нет. Это получилось случайно, я не… это было несколько раз… не так часто, как ему хотелось бы…
Наруто замялся и стих. В комнате повисло неловкое молчание, нарушаемое лишь грузным сопением закипающего чайника. Момоко поставила на стол две кружки, наполнила их горячим чаем и опустилась обратно на табурет, все так же не произнося ни слова и не поднимая глаз на гостя.
- Ты изменился, - сказала она, задумчивая поворачивая чашку вокруг своей оси.
- Ты тоже.
Они недолго помолчали.
- Расскажи мне, что было, когда ты исчез из квартиры.
Они проговорили до утра. Наруто рассказал ей все, опустив лишь некоторые моменты, а Момоко слушала и не перебивала. Когда рассказ подошел к своему завершению, а женщина разлила пятую порцию чая, Наруто замолчал, будто на что-то решаясь.
- Я пришел сюда, чтобы попросить тебя о помощи, - сказал он наконец, прикусив губу.
- Я поняла, - кивнула она в ответ и прикрыла глаза. – Я хочу тебе помочь, но… если с тобой что-нибудь случится, что я буду делать с двумя маленькими детьми? Я не могу взять их к себе: моя квартира слишком мала для четверых, а зарплата не позволит снять что-то побольше. Видишь, я даже подселила к себе соседку. Мы спим в одной комнате, делим один туалет и кухню. Никакой личной жизни, никаких «Переночуем у меня». Да еще и дети…
Наруто не стал уговаривать. Он понимал, что она права, что он вторгся в ее жизнь и не может требовать понимания и согласия. Момоко и так помогла ему когда-то и все, что она получила взамен, – несколько строк на клочке бумаги. Узумаки тихо поднялся, поблагодарил за гостеприимство и направился к выходу. Ни к чему было оставлять следы чакры в ее квартире.
- Наруто, не надо меня осуждать. Я не святая, я смотрю в будущее. Если так получится, что ты уцелеешь – что вряд ли, судя по твоему рассказу, – то знай, я всегда помогу тебе обжиться в нашей деревеньке. Может, я и занимаю не самую почтенную должность, но здесь меня каждая собака знает. Я помогу.
- Я понимаю. Спасибо.
Момоко закатила глаза.
- Не надо смотреть на меня глазами побитого щенка, - воскликнула она. Только эта женщина могла принять маску хладнокровного убийцы за умильную гримасу. Наверное, поэтому они когда-то подружились. – Я слишком далека от всех этих ваших штучек шиноби и войн.
Наруто пожал плечами и потянул дверь на себя.
- Сколько им?
- Яхуши еще три года, Саки - полтора.
- Три года! Я не смогу, это слишком для меня. Я никогда подолгу с детьми не возилась! Я просто не смогу, - зашипела она, тряся кулаками.
- Прощай, - они стояли посреди улицы.
Наруто сложил печати. Он был полон решимости покинуть раз и навсегда это место и больше никогда не возвращаться. И, словно что-то почувствовав, Момоко внезапно повисла на его шее, царапнув неровными ногтями кожу.
- Дурак! – закричала она ему прямо в ухо. – Подожди, я вещи соберу. Ками, как я тебя ненавижу!
С небольшим чемоданом они переместились прямо в комнату с детьми. Те еще спали и не слышали, как женщина шипит о полной антисанитарии и невозможных климатических условиях «в этом мрачном склепе».
- Познакомься, - улыбнулся Наруто на ее тираду. – Мой сын Яхуши, - он указал на мальчика, - и дочь Саки, - на девочку.
- Какие они милые! – выдохнула Момоко и подошла поближе, чтобы их рассмотреть.

@темы: фанфик, наследие намикадзе

URL
Комментарии
2010-06-13 в 21:06 

2010-06-13 в 21:44 

Супер!:heart::inlove: не могла оторваться так было интересно, теперь бы узнать что будет дальше
быстрей бы проду

2010-06-13 в 22:29 

Noriko aka Nori
Любовь спросила у дружбы: "Зачем существуешь ты, если есть я?" Дружба ответила: "Чтобы оставлять улыбки там, где ты оставляешь слезы..."
УРАААААААААААААА!!!Ждём следующих выходных

2010-06-13 в 22:50 

alexis
Здорово)))

2010-06-13 в 23:22 

Dark AngeL NiKe
УРААААААААААААА!!! Глава нечто...

:five::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:
Ждем продки..

2010-06-14 в 08:36 

Lihnis
вижу цель, не вижу препятствий.
Хорошая глава) И Момоко тоже хорошая)
А планы Наруто, а-ха, навести порядок в стране ХD Хотя он сильный, кузькину маму, по-моему, всем покажет)))
Спасибо за главу)

2010-06-14 в 13:31 

все они марионетки в ловких и натруженных руках
Урра! Ждем проду. Глава хороша.

2010-06-14 в 13:40 

Цвет сакуры
Женщина - это ангел, но когда обламывают крылья - приходится летать на метле
Все еще надеюсь на ХЭ. Рассказ обалденный!

2010-06-14 в 21:54 

Капитан Бухло (Красный Плащ) | Чайка-оборотень | Индюк | Падре | Святой отец
класс))))спасибо за новую главу!!!прекрасно пишете):hlop:

2010-06-14 в 23:11 

Только пыль...
Гудвин-Гудвин, дай мне мозги!
:woopie::woopie::woopie:
*нет слов*

2010-06-15 в 12:06 

метод кнута и пряника: забить пряник в ж*пу и кнутом его!
Интересно, захватывающе. Еще хочу)))))

2010-06-18 в 01:17 

Kiko-chan
Здорово)) обожаю вас читать)) жаль вы не так часто нас этим балуете:hlop::hlop:

2010-06-21 в 02:44 

Если Вас что-то смущает во мне — не нужно ставить меня в известность. Попробуйте пережить потрясение самостоятельно.
сегодня уже понедельник а новой главы нет

2010-06-21 в 10:15 

балдеющая мимзи
"Лесбиянство, гомосексуализм, садизм, мазохизм -- это не извращения. Извращений, собственно, два -- хоккей на траве и балет на льду" © Фаина Раневская
А где обещанная каждое воскресение новая глава?

2010-06-29 в 19:26 

replikator
не люблю когда задают тупых вопросов, не люблю когда меня достают, а так я люблю всех, я хорошая, белая и пушистая!
урааа проду автор проду, и да где Саске

     

Дневник обожательницы пары Сасу/Нару

главная